Часть II. Глава XII. Казнь

Глава XII. Казнь.

Chapter XII. The Execution.

 15 августа 2011 г., ФКУ ИК-6, г. Копейск, Россия

Мы снимали авторское кино про один день из жизни больного пожилого человека, которому сидеть оставалось ещё очень долго (по задумке). Ввиду того, что сроки горели, мы с Тимохой работали до поздней ночи. Каковым же было наше удивление, когда уходя с работы мы увидели огромную толпу народу, стоящую в конце коридора, ожидающие очереди на допрос в опер. отдел. Мой опыт подсказывал, что это не к добру, уж слишком много людей было, да и час был поздний. Всех участников допроса заставили отвернуться лицом к стене и смотреть под ноги вниз. Контроль за этим процессом осуществляли якобы уже давно несуществующие сдиповцы.

С третьего этажа доносились ужасные крики, кто-то выбежал из кабинета оперов, его рубашка пятнами была покрыта красной субстанцией. Один молодой пацанёнок харкал кровью прямо в туалете.

По мере “разбора полётов”, за людьми начали приходить на отряды прямо среди ночи и чуть ли не в тапочках уводили в опер. отдел. Причём таких осужденных была так много, что даже жутковатая шутка в колонии родилась о полураздетых зэках, которые уходили и больше не возвращались.  Люди пропадали пачками. Но куда?

Как выяснилось позже —  это был результат очередной акции протеста осужденных. Группа самых отчаянных решилась на массовое вскрытие вен. Такое действие осужденных расценивалось администрацией как дезорганизация учреждения и жестоко преследовалось и пресекалось. Однако в этот раз оперативники сработали с опозданием и небольшая группа осужденных вот таким образом изъявили свой протест: кто живот себе “мойкой” (лезвием от одноразового станка) порезал, кто вены вскрыл. Протестующие в открытой форме заявили о необходимости прекратить беспредел, царящий в ИК-6. Ведь под прикрытием процветающей развивающейся колонии “нового типа”, лучшей во всей Челябинской области, администрация творила жуткие вещи. Таксофоны просушивались зэками, которые тут же докладывали о деталях звонка заместителю начальника по БиОР, звонили в основном только за деньги, везде тотально сбивали бабки с осужденных, причем частенько даже не выполняя обещанное за эти деньги (например, швыряли со свиданкой), сдиповцы (которых вообще не должно было быть) заматывали по беспределу осужденных, сотрудники вели себя отвратительно, не вежливо, грубо, опера избивали и пытали заключенных, “козлы” продолжали наворачивать нужную им одним политику. Начальник отдела безопасности лютовал и ходили слухи, что один заключённый ИК-2 погиб от его рук (а в последстиви один заключенный ИК-6). Жалобы осужденных странным образом просто исчезали и администрация (и видимо некоторые прокуроры) просто закрывали на это глаза. Доступ к каналам телевиденья был запрещён, вместо этого все смотрели местный канал ИК-6, откуда вырезались почти все актуальные новости. И это далеко не весь список. Все знали об этом, каждый из нас знал, но все боялись и молчали.

Но только не эти ребята. У них хватало духу идти открыто против гнёта системы и её бесконечных поборов. Я всегда поражался смелости таких людей, хотя сам считал открытые методы борьбы глупыми и бесполезными. Я настолько привык к отсутствию справедливости в России, что и в смелых мечтах не мог предположить, что такое понятие вообще будет применимо к этой стране. Я преследовал единственную цель на тот момент —  УДО и не мог себе позволить провести остаток срока взаперти, слишком много всего мне нужно успеть сделать на воле. Поэтому я жестко игнорировал любые разговоры и даже мысли о заговорах против администрации, боясь последствий.

Параллельно в моей жизни развивалась другая драма. Телеоператор Геннадий, который был изгнан со штаба и работал на хоз. дворе начал строить козни против меня и ребят с телецентра. Он никак не мог принять своё поражение и старался любыми способами вернуться на своё теплое место. А ввиду того, что его работу выполнял я и другие ребята и его услуги уже не требовались, он начал пытаться договариваться с зэками о том, чтобы меня подставили и “убили” с телецентра. До нас дошли все эти слухи. Я был очень огорчён поведением Геннадия, ведь я никогда ему не желал зла. В моей жизни вновь начали появляться знаки о грядущей беде, причем их качество усиливалось из-за дня в день. В один вечер, ко мне подошёл сотрудник из дежурной смены и рассказал о том, что Геннадий обратился к нему с просьбой усложнить мне жизнь и убрать со штаба. Впервые, я столкнулся с ужасном выбором – пустить всё на самотёк, уступить и позволить себе навредить, или воспользоваться принципом: “кто к нам с мечом придёт, от того меча и погибнет”. Я жутко переживал из-за этой ситуации, ведь я не хотел причинять никому страданий. Но, тем не менее, действовать пришлось. Я перешагнул через себя и решился написать бумагу в оперативный отдел о сложившейся ситуации. И они приняли меры. Геннадию был объявлен очередной выговор, и он больше не решился “мутить” под меня.

В ответ на “кровавую” акцию по вскрытию вен, все её участники были посажены в ШИЗО на несколько месяцев.  Позже мой друг Олег Локтионов – старшина школы – был признан главным координатором жалобщиков (так как многие из них общались с Олегом непосредственно, а кто-то через других заключенных) и помещен в бокс медсанчасти, а затем в кичу. Но объективных доказательств причастности Олега к этой акции у администрации не было и поэтому его отпустили.

Ни одни прокурорские проверки не выявили никаких нарушений, указанных в жалобах осужденных, а часть жалоб вообще куда-то испарились. В этот раз администрации удалось подавить назревающий мятеж и продолжить свою старую политику деспотизма. Но ненадолго.

В июне 2012 года я узнал, что Олега закрыли в кичу (как потом выяснилось – он подал какие-то жалобы на администрацию). Пробыл он там недели две, затем его выпустили и через пару дней увезли на операцию в больницу.

Я толком не понимал, что творилось, но чувствовал, что скоро что-то произойдёт, так как за пару дней до этапа я пытался неоднократно поговорить с Олегом, но он был где-то далеко со своими мыслями и практически ни с кем не общался. В школе он больше не работал.

В один из дней августа я узнал, что Олега привезли из больницы, что его таскают по кабинетам ОО, избивают, и он пытался выброситься в окно, разбив при этом головой стекло.

Его поместили в бокс МСЧ, затем в ШИЗО, после чего он объявил голодовку и наглотался саморезов. Со слов осужденных я знал (а иногда видел сам), что Олега приводят в ОО. Мне говорили, что его избивают и отводят обратно в ШИЗО. Во время одной из наших с ним встреч на этаже, он тайком передал мне своё обращение (опубликованное в конце этой книги) и попросил отправить его.

В сентябре месяце я узнал, что Олег вновь находится в ШИЗО. Во время московской комиссии осколком кафеля он распорол себе вены на руках и живот. В таком состоянии он несколько часов беседовал с комиссией и указал на всё, что твориться в ИК-6. После того, как Олега зашили, его перевели в бокс МСЧ. К нему и другим осужденным стали приезжать комиссии, прокуроры, общественники. Начатая движуха стала приносить свои плоды.

Администрация не успевала делать отписки, штаб круглыми сутками гудел как улей. Видно было, что администрация очень обеспокоена своим положением, многие из сотрудников говорили, что это начало конца и пора увольняться.

Сколько раз я видел Олега на этаже, когда его приводили из ШИЗО или бокса! Он выглядел очень уставшим, бледным, истощенным, но невозмутимым, всё с тем же ясным взглядом. Сквозь печаль и боль он улыбался, и говорил, что всё будет нормально. Я же думал: о какой нормальности он говорит? Лишь бы живой остался.

Внешнее отражает внутреннее. Понятие свобода – категория ума. Чем больше ты освобождаешься от разного рода “программ” и убеждений в голове – тем быстрее начинает меняться мир вокруг тебя, становясь всё более комфортным и радостным. Негативное мышление – есть корень всех наших проблем. Цени свою свободу, как собственную жизнь. Никто не вправе указывать, что тебе делать и как поступать. Слушай своё сердце, оно не обманет. Отважься сломать стереотипы и пойти своей дорогой.

<- на предыдущую главу                                  на следующую главу ->

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>