Часть II. Глава X. Предатель

Глава X. Предатель.

Chapter X. The Traitor.

 Мы продолжали выполнять кучу дурацкой работы для сотрудников всех отделов учреждения. Намечался “Выездной день” – глобальная проверка всех служб колонии с приездом “шишек” из Управления. Естественно “пироги подгорали” и начальник каждого отдела старался всеми правдами и неправдами загрузить своей работой зэков. В такие дни даже специально вызывали осужденных с  отрядов, дабы помочь штабным заполнить журналы начальников отрядов, сотрудников отдела безопасности и оперативного отдела.

Мы сидели в учебном классе за партами и молча переписывали лекции в журналы сотрудников. Нас было 6 человек – четверо местных и двое знакомых с отряда. Прочитав про себя очередной абзац текста оперской лекции, я был удивлен и возмущён одновременно. В данной теме говорилось о приборах, используемых для охраны запретной территории – то есть это была та информация, которую зэкам ну никак давать нельзя на руки (если учесть, что если ты просто стоял возле окна и смотрел за забор, тебя тянули в ОО – типа к побегу готовишься). Я высказал вслух свои мысли и пошутил, что за такие лекции “красную полосу” (профилактический учёт “склонный к побегу”) дать могут. Все присутствующие посмеялись и забыли про это. Точнее почти все – один не забыл. Его звали Лохматый.  Он использовал мои слова чтобы перевернуть смысл сказанного и “увёз всю постанову” в опер. отдел. Мне до сих пор не понятно, зачем он так поступил, ведь мы находились в приятельских отношениях и я ничего плохого я ему не делал. Но в этом и есть суть зоны. Двигаешься с операми – будь добр, сливай информацию. А если её нет, значит надо самому придумать случай, высосанный из пальца и раздуть как можно сильнее, чтобы превратить его в криминал. Так и вышло с моей шуткой.

На следующий день, запыхавшийся Лохматый, прибежал ко мне. Отдышавшись он начал “катить на меня бочку”, типа у него есть тайная информация, что я “криво еду в опер. отделе”.

Я, конечно, по своей наивности и доброте сразу то и не понял, что произошло, и решил тупо “забить” на это. Однако утром следующего дня меня “потянули” на третий этаж.

В прокуренном кабинете за столами сидели абсолютно все опера, которые на тот момент работали в колонии. Церемониться со мной никто не стал, и я сразу получил кулаком по груди от самого дерзкого молодого опера с украинской фамилией Дубилко. Приятный разговор продолжил уже знакомый мне заместитель начальника оперативного отдела майор Пронин.

- В курсе, зачем ты здесь?

- Не до конца — смущённо ответил я.

- К нам поступила информация, что позавчера вечером, находясь в помещении учебного класса штаба, ты интересовался работой спец. средств охраны. Ты понимаешь, что тебе светит сейчас?

- Да ничего я не интересов….

Мощный удар кулаком по грудной клетке от одного из оперов не дал мне закончить. Пронин продолжил спокойным голосом. Казалось, для них решать человеческие судьбы — было простой забавой, игрой.

- Итак, все факты говорят в пользу того, что ты готовишься к побегу. Как думаешь, начальник больше кому поверит мне или тебе? Я могу прямо сейчас вызвать человека, который подтвердит нашу версию и дословно перескажет твои слова в тот день. Жена-то есть у тебя?

- Есть — ответил я почти шёпотом.

- Любишь её?

- Очень.

- Вот тебе и повод для побега. Считай ты попал по полной. Сейчас заполним на тебя документы, а ты пока собирайся в кичу, плюс “красная полоса” за подготовку к побегу по выходу тебе обеспеченна.

- Иди Вишневский, собирайся в ШИЗО — хором гоготали оперативники.

Внезапно Пронин замолчал и посмотрел мне прямо в глаза.

- Я могу дать тебе шанс исправить ошибку. Интересует?

- Конечно, гражданин начальник!!!!

- Ты ведь в учебном классе работаешь?

- Так точно!!!

- Мне нужен Локтионов. Понял меня?! Я хочу знать всё: с кем и когда он общается, что пишет, о чём говорит, о чём думает, куда ходит, каждая мелочь — всё!!! Будешь докладывать мне ежедневно. Заходи под предлогом работы. И не дай Бог ты меня нае…. считай, поставишь крест на своём УДО и на здоровье тоже. Ты у меня из кичи на белый свет не вылезешь, понял меня?!!!

- Так точно!

- Пошёл вон отсюда.

- До свидания!!!

Красный как рак, перевозбужденный, убитый горем я выскочил из дверей кабинета и помчался вверх по лестнице на 4 этаж, где располагался мой учебный класс. Это был один из худших моментов моей жизни. Как сохранить верность Олегу, которого ну никак я предавать не хотел, и при этом удержаться в штабе и не уехать в кичу? Я прекрасно понимал серьезность сказанного. Стоило всего один раз испортить отношения с оперативниками и потом веры тебе уже не будет. Тем более поссориться с зам. начальника ОО – это самоубийство. Я сломал себе голову пытаясь найти баланс между двух огней.

Первое время я тайком раз в день забегал к Пронину, якобы занося вопросы ко дню отряда. Я рассказывал ему всякую чушь, мелочи про Олега. Что, мол, он курить опять начал, что он сегодня себя странно вёл, кричал на кого-то и т.д. Пронин внимательно слушал и не подавал никакого вида, полезная эта была для него информация или нет.

А параллельно, как будто специально Олег стал интересоваться у меня вещами, которые были запрещены в колонии и могли погубить его. Я прекрасно видел всю его “движуху” и моменты, которые можно было с потрохами слить Пронину. Но я не был предателем. Я проклинал ОО за то, что они заставляют меня насильно заниматься доносами, от которых меня тошнило. И хотя мне до ужаса было страшно испортить себе УДО и попасть в кичу, я всё же не выдал Олега и намеренно вместо сути нёс на третий этаж всякую ерунду.

Ситуация накалялась до предела, меня начали подозревать с обеих сторон. Пронин требовал нужную ему информацию, Олег интуитивно чувствовал, что его пасут, хотя вида не подавал.  Мне просто необходимо было дать операм хоть что-то.

И вот в один день я сообщил, что Олег появляется в учебном классе по воскресеньям, хотя это запрещено. Я думал, что это мелочи (почти все штабные так делали) и не ожидал, что Пронин так отреагирует. Для меня оставалось лишь догадкой, почему он так не любил Олега. Видимо это уходило корнями в прошлое. Он был очень рад услышать о возможности влепить своему врагу нарушений, ведь Олег был краснополосником, и ему тем более нельзя было появляться по воскресеньям в штабе. Пронин велел мне сообщить дежурному оперу,  когда в следующее воскресенье Олег вновь придёт в класс, чтобы взять его с поличным.  Я был в ужасе, а Олег, конечно же, пришёл вновь. И вот тогда мне пришлось окончательно подтвердить свой выбор. Я соврал Олегу, что якобы на днях меня тянули в опер. отдел и интересовались, появляется ли он в штабе на выходных и попросил Олега быть осторожнее и не ходить сюда в это время.

Следующим утром я первым делом спустился к Пронину и доложил, что Олег на работе не появлялся. Меня всего трясло, когда я выходил из кабинета, ведь я прекрасно понимал возможные последствия вот такой двойной игры. Но Господь хранил нас и через некоторое время интерес ко мне (точнее к Олегу) угасал. Я постепенно начал пропадать из поля зрения оперов и вскоре вообще перестал появляться в их отделе. И до сих пор я чувствую, что это было очередное испытание.

Ведь выбор есть всегда. Только от тебя зависит, в какую сторону идти и кем становиться. 

<- на предыдущую главу                                  на следующую главу ->

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>