Часть II. Глава VIII. Паранойя.

Глава VIII. Паранойя.

Chapter VIII. The Paranoia.

Хариш - Паранойя

 В то время я ещё стоял на проверках и сильно замерзал, особенно с утра. Сотрудники в тёплых тулупах сильно не торопились считать зэков, им было плевать, что строй замерзает. Каждое утро (кроме воскресенья), сразу после утренней проверки, нас заставляли проходить процедуру “развода на работу” прямо на режимном коридоре. Мы расстегивали фуфайки, брали в правую руку шапку, шарф и перчатки (у кого были), а в левую руку клали сигареты, спички, ручку и т.д. Сотрудники постоянно опаздывали, либо “гасились” в дежурке и не выходили. Толпа замерших зэков со скрюченными от холода обмороженными пальцами раскачивались из стороны в сторону, стараясь хоть как то отвлечься от идиотской, совершенно не нужной режимной процедуры. Посудите сами, какой смысл проходить досмотр, если через 15 минут после него, я, имея свой ход (у меня было разрешение передвигаться по территории колонии), шёл обратно в зону разносить какие-нибудь бумажки? Я так же мог зайти к себе на отряд и отнести туда, что хотел с работы или наоборот забрать необходимое! В такие моменты нам казалось, что система специально была задумана, не чтобы поддерживать режим и порядок, а просто для того, чтобы мучить и калечить людские тела и судьбы. Везде и всюду нам придумывали сложности. Делалось это явно намеренно и многим сотрудникам доставляло истинное удовольствие наблюдать, как зэки страдают под гнётом системы. Приходилось тотально контролировать свои поступки, слова и мысли, ведь стоило тебе высказать негативное мнение об администрации или их наворотах, как твой же якобы приятель “увезёт” весь разговор в опер. отдел.

Они любили такие истории. Очень удобно работать, практически не выходя из кабинетов, когда зэки, обгоняя друг дружку, сами “ломятся на третий этаж” (так называли оперативный отдел ИК-6). “Сливалось” туда всё и вся, нужное и ненужное, серьёзное и бредовое – главное заработать побольше плюсиков. Твой лучший “друг” в колонии мог в считанные секунды превратиться в лучшую “чесотку”. Ведь при правильном  раскладе, ты никогда и не узнаешь, кто тебя слил, и лишь будешь кидать косые взгляды на своих товарищей.

Поначалу меня сливали в ОО (опер. отдел) почти ежедневно. Я и Димон не вылезали с третьего этажа. Процедура была следующая. Тебя вызывали в опер. отдел с пометками “срочно!”, “немедленно!”, “прямо сейчас!”.  Далее дневальные ОО («обиженные») приводили тебя на 4 этаж штаба и ставили к стенке возле туалета ждать приёма у кого-нибудь опера. Тебя специально “морозили” от 2 до 10 часов (всё это время ты стоишь, ждёшь и “катаешь” из-за чего тебя могли вызвать) и только потом, наконец, тебя заводили в кабинет. Опера обычно работали кучей, чтобы запугать тебя, сломить твою волю или просто банально избить. Слушать тебя и не думали, объяснить что-то было практически бесполезно. Тебе в общих чертах “накидывали” в чём ты повинен и заставляли писать объяснительные, причем с совсем другими формулировками.  Например, ты какому-нибудь зэку сказал, что он не прав в грубой форме. Тебя “подмолодят” кулаками и заставят написать, что ты “не поздоровался с сотрудником администрации” (минимум выговор). А если не дай Бог, ты начнёшь кусаться с операми, тебя закроют в кичу (ШИЗО) на пару месяцев. Причем формулировки опять же будут фальшивыми  - “спал в неустановленное время” или “не сделал утреннюю зарядку”. Попав “под крышу” (помещения ШИЗО), выйти оттуда было очень сложно. Я слышал, что сотрудники там отличались особой жестокостью и всячески провоцировали осужденных и издевались над ними, привязывали к решетке, били током, ставили на весь день на полную громкость классическую музыку и детские песенки. Там даже злющая собака жила, чтобы зэки “побыстрее” переодевались на прогулку. Ну а если ты продолжал “бранить” тебя переводили на 10 отряд со строгими условиями отбывания наказания (СУС). В течение почти года ты находился внутри маленького помещения с 15 братьями по несчастью, не выходя и не с кем больше не общаясь. Заехал в СУС — считай, поставил крест на своём УДО.

Моё знакомство с начальством оперативного отдела состоялось в марте 2010 года. На тот момент я дотошно пытался продолжить писать музыку. Мне казалось, что мне нужно делать хоть что-то по направлению к мечте. Все знаки говорили о том, что спешить не стоит и что это не та дорога. Но я фанатично преследовал цель попасть за компьютер, где я бы смог работать с программами для создания музыки.

В кабинете психолога со мной работал молодой парень по имени Константин. Он был фотографом и на тот момент владел хорошей машиной (компом). Более того, он разбирался в музыке и даже писал её сам. Я начал надоедать, чтобы делать музыку вместе, но эта затея не покатила. Слишком разные у нас были музыкальные вкусы. Я не сдавался и продолжал мельтешить перед его глазами. В конце концов, Константин предложил мне самому поработать за компьютером и назначил определенное время. В этот же день дневальные опер. отдел зачем-то принесли мне коробок со спичками, на котором ручкой были нарисованы цифры “666”. Холодок пробежал по коже. Это был явно знак о каком-то негативе впереди от оперативников. Я сложил дважды два и решил “страхануться” у подполковника Иванова о моём нахождении за компьютером в кабинете психолога. Вечером того же дня я пришёл в назначенный час и Константин сорвался, сказав, что у меня есть 2 часа, а он пойдёт пока погуляет. Творчество не клеилось, желание писать музыку отсутствовало вообще. Откуда не возьмись, в кабинете появился высокий сотрудник в шапке. Я привстал, поздоровался с ним и сел обратно за компьютер.

- Ты чё здесь делаешь?

- Базу данных набиваю для соц. отдела для подполковника Иванова.

- А у тебя есть доступ к компьютеру? Ну-ка дай посмотрю твою базу.

- Вот, пожалуйста, столбец ПФР, раздел пенсии…..

Я так и не понял, в какой именно момент мне прилетел удар по голове мышкой.

-Ты почему не встаёшь, когда разговариваешь с заместителем начальника оперативного отдела?!!!!!

Я вскочил как солдат на посту и сделал доклад заново.

- Короче пиши объяснительную, что не поздоровался со мной. Я здесь на этаже гуляю, найдёшь меня. У тебя 10 минут.

- Но ведь я поздоровался и со стула привстал, гражданин начальник!!!

- Я чё-то не так объясняю, Вишневский (смотрит на бирку)?!

- Никак нет.

- Если не хочешь со мной окончательно поссориться, пиши объяснительную прямо сейчас.

Я написал бумагу и отдал её майору Пронину (так звали зам. начальника опер. отдела). Это был стопроцентный выговор. Мне пришлось зайти к своему боссу подполковнику Иванову и обрисовать всю ситуацию. Ведь получается Пронин идёт наперекор распоряжению заместителя начальника о моём нахождении за компьютером.

Иванов спас меня в тот раз и уговорил начальника разорвать объяснительную. А мне вот до сих пор интересно 2 момента: спас бы меня Иванов, если бы я не зашёл к нему до этого (правильно истолковав знак) и от кого Пронин узнал весь расклад и почему он вообще пришёл именно в это время? Как после этого доверять кому-то на шестёрке?

Я, конечно, сильно боялся попасть в гиблые места в колонии  и прекрасно понимал, что даже одно малюсенькое нарушение — большое препятствие к условно-досрочному освобождению. Опять же это было выгодно системе. Тебе придется быть шёлковым все годы отсидки, если хочешь оказаться дома на несколько лет раньше.  У меня был однозначный смысл идти к условно-досрочному освобождению — оставить два года реально, а вот больше практически никто не оставлял, ну максимум два с половиной, два года и восемь месяцев. Понимаете, что они делают? Если у тебя срок 15 лет, то возможность УДО настанет по двум третям – через 10 лет. Но ни один судья в области не разрешит тебе оставить 5 лет. Тебе придётся каждые полгода ходить на бесконечные суды, пока не останется год с копейками и тогда (и только тогда) возможно над тобой сжалятся. Либо плати колонии. Но опять же не факт, что проплатив, тебя судья отпустит. Ходатайство администрации и не возражение прокурора ещё не окончательное решение. Всё зависит от судьи.

По большому счёту в колонии каждый сам за себя. Очень сложно найти единомышленников, а тем более не предателей. Но таковые тоже были, и с одним из них я познакомился весной 2010 года.

Держись до конца и не опускай руки. Каково бы не было тяжело сейчас, помни – это испытание и рано или поздно оно закончится. 

 <- на предыдущую главу                                  на следующую главу ->

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>