Часть II. Глава III. Этап.

Глава III. Этап.

Chapter III. The Arrival.

Хариш - Этап

 25 ноября 2009 г., ФКУ ИК-6, г. Копейск, Россия

Этот день мне запомнится  на всю жизнь.

Разбудили в 5 утра. “Вишневский, собирайся на этап”,- голос дубачки эхом прозвенел по всему тюремному продолу. Я встал, скатал мертвяк, заварил чай, мысленно поблагодарил тюрьму за жёсткий, но очень полезный и поучительный опыт, а также попрощался со спящими на шконках пацанами. Лишь один из них проснулся, пожелал удачи и сказал на тот момент совершенно непонятную мне фразу: “Ты слишком добрый, ди-джей…..”.

В привратку меня посадили в 7 утра и я там протусовался до часов 3 дня.  Спасала меня огромная книга фантастических рассказов.

Самурая отправили на “Калачёвку” (ИК №1), а меня с Димоном на ИК-6. Днём ранее опер выдернул нас обоих, сообщил, что мы едем на один лагерь и стал расспрашивать, в каких отношениях с Димоном состоим. Мы его заверили, что в дружеских и друг другу бить морду не собираемся.

Напоследок перед тем, как нас посадили в автозак, я успел прочитать несколько кругов мантр (каждый круг состоит из 108 повторений одной и той же молитвы).

Как ни странно, в этот раз нас с Димоном не стали сажать отдельно. Мы оказались в одной клетке метр на полметра с двумя жёсткими скамейками и всю сорока пяти минутную дорогу до зоны общались. Было ли нам страшно? Ужас, как было. Жуткая атмосфера весела в холодном воздухе, как бы сообщая о том, что произойдёт дальше. Но мы, конечно, не показывали друг другу этот страх, старясь приободрить наш дух. Я убеждал Димона в том, что среди любой публики можно быть “королём” или “ассенизатором”, но ему явно было не до моих рассуждений.

Машина резко остановилась, нас с Димоном немного откинуло назад со скамеек. Звук открывающихся автоматических ворот, видимо заезжаем, сердце бьётся всё чаще и чаще. Собачий лай. Звон ключей на поясе сотрудников, отпирают дверь решётки, дневной свет слепит глаза. “Первый пошёл!”. Перед нами с баулом (вещевым мешком) из соседней клетки автозака выскочил маленький мужичок лет под 40, похожий на одного из персонажей сказки “Белоснежка и семь гномов”. “Второй пошёл!”. Димон кинул на меня быстрый взгляд, прошептал “Хар-Хар Махадев”, взял свои вещи и быстро вышел из машины. “Третий пошёл!”. Я схватил свои шмотки и пулей спрыгнул с воронка. Автомобиль был припарковал прямо около здоровых железных ворот. Впереди находилась огромная площадь, огороженная высокими заборами с сеткой типа “Ягоза” наверху.  Возле машины стояло несколько сотрудников в синей форме с дубинками и наручниками. “Здравствуйте”, — громко поздоровался я и стал не спеша двигаться в сторону Димона. Сильный пинок по жопе. “Давай, побежал!!!”, — с издёвкой в голосе наорал на меня сотрудник лилипутского роста. Я от неожиданности даже растерялся, но, не успев ответить ему, получил ещё один пинок под зад. Слова и мысли растворились в голове, и я побежал. Сумка весила прилично — хотя передачу к этапу я так ни от кого и не получил, пацаны на тюрьме успели положить немного “насущного” (чай, сигареты, конфеты), плюс вещи и книги, которые весели не мало. Поэтому бежать было нелегко, и я вспотел моментально, однако останавливаться было нельзя, прямо за мной на цепи бежала овчарка, пытаясь схватить меня за ноги и покусать. “Стоять! На корты упали, руки за голову и сидеть тихо, а то пи… получите, мать не узнает”, — проорал сотрудник нерусской внешности. Все заключённые, прибывшие этапом сели на карточки, я оказался между Димоном и тем “гномом”, который вышел из автозака первым. На улице было не особо холодно, и я мысленно поблагодарил Бога за это. Я сидел на корточках и смотрел вдаль на забор. На душе было очень скверно, словно я попал в очень, очень плохое место, обитель скорби и печали, тоски и боли. Возле нас красной краской был нарисован квадрат. Каждого по очереди потребовали встать в его центр и отвечать на поставленные вопросы. Очередь дошла до меня.

- Фамилия, имя, отчество?! — вопросы задавала немолодая мадам в форме, стоявшая позади группы сотрудников с дубинками.

- Вишневский Денис Витальевич, 1984 года рождения.

- Статья?!

- Два, два восемь прим один часть три.

Резкий удар по груди кулаком, от которого у меня спёрло дыхание и заставило согнуться.

- Нет такой статьи! — сотрудникам явно всё это доставляло удовольствие — Ещё раз, фамилия, имя, отчество!

- Вишневский Денис Витальевич.

- Статья?!

- Два, два восемь прим. один часть три — я никак не мог понять, за что меня ударили и что я не так делаю или говорю.

Два сильных удара, один в грудь, другой по спине.

- Нет такой статьи!!!

- Как правильно произносятся цифры? — подсказала женщина в форме.

И тут я понял, как нужно правильно говорить.

- Здравствуйте. Вишневский Денис Витальевич, 1984 года рождения. Статья двести двадцать восьмая прим. один часть третья — выпалил я.

- Пошёл вон отсюда, упал на корты и закрыл свой рот — сотрудники явно были не красноречивы.

Я вернулся на место и сел возле ребят. После процедуры опознания личности, выписав всем подзатыльников нас подняли, и заставил бежать по направлению к большому зданию. Возле входа стояла толпа зэков в чёрных фуфайках с красными повязками «СДиП» на правой руке. Я сразу вспомнил все истории, услышанные мной на тюрьме. В тот момент я бы не удивился, если бы они подошли к нам и начали бить. Однако этого не произошло. Мы забежали в большую душевую, покидали вещи  на скамейки, расположенные посредине помещения и встали лицом к стене на расстоянии двух метров друг от друга.  Нас заставили раздеться догола и бегать как идиотов по душевой, вначале иди сюда, потом куда ты пошёл, в общем, сотрудники веселились. А вот нам было совсем не до смеха — холодно без одежды и очень унизительно. Каждого по очереди заводили в маленькую комнату и заставляли нагнуться, чтобы доктор пальцем проверил анальной отверстие (действительно, а вдруг там что-то есть?).  Но это не всё. После успешно пройденного “медосмотра”, нас заставили взять грязную половую тряпку и мыть пол возле унитаза, а потом и сам унитаз внутри.  Конечно, можно было “забранить” и отказаться, но судя по происходящему, я не рискнул становиться инвалидом. Да и потом в душе я прекрасно понимал, что это лишь стандартная процедура и по большому счёту ничего не имеет значения, всё принадлежит Господу, в том числе и эта грязная тряпка и этот унитаз. Затем нас вновь разместили вдоль стены в душевой и приставили к каждому по сдиповцу, чтобы те записывали данные с наших слов. Зэки в красных повязках интересовались всем — откуда приехал, какая кличка, где жил, кем работал. Я рассказал суть своего уголовного дела толстому высокому парню. Он был очень удивлён и даже предложил мне пойти в “СДиП”, но я сказал, что мне надо подумать и осмотреться. Тем временем сотрудники выпотрошили все наши сумки, покидали на грязный пол все вещи, чай, кофе, конфеты, фотографии, почти все разрешённые предметы были похоронены без причины. Очередь дошла до моих рудр, висевших на шее. Это была самая дорогая вещь на всем белом свете на тот момент. Сотрудник с нашивкой (с изображением орла с мечами) действовал как по инструкции. Заорав: “Это чё за х……????” -он сорвал с меня рудры и резким движением обеих рук разорвал нить. 109 бусин разлетелись тот час же по всему помещению. Слёзы выступили на моих глазах, мне было отвратительно плохо. Зря я не послушал совета того парня, который отдал их мне в тюрьме, ведь он говорил — подари кому-нибудь когда на лагерь поедешь. Вся моя возвышенная духовная жизнь, которой я жил на тюрьме разлетелась по всему умывальнику вместе с рудрами. Я уже не был уверен в правильности
“ахимсы” (ненасилия), и готов был отомстить демону, посмевшему посягнуть на святость индуисткой религии.  Но, конечно, я сдержался. Кишка у меня была тонка ввязаться в драку с сотрудником, а может ума хватило, ведь я прекрасно понимал последствия такого поступка. И я попытался простить и отпустить его на все четыре стороны.

У меня забрали почти всё, остались лишь спички, сигареты, носки и трусы. Затем включили воду, из леек полилась холоднючая вода. Выбора мыться нам или нет, никто не оставил. После помывки выдали одноразовые станки и заставили бриться наскоряк (слава Господу, что я послушался совета Лёхи — постригся налысо и побрился в тюрьме перед этапом). Резким движением я порезался бритвой, кровь полилась по лицу. Нам велели надеть трусы и бежать к вещевой каптёрке. Внутри крошечной комнаты сидели двое зэков. Один из них спросил нужно ли сохранять вольные вещи, так как на складе за время “отсидки” они заплесневеют. Я из принципа потребовал оставить вещи в ценности и сохранности и те двое нехотя, матерясь, заполнили какой-то квиток и дали его мне. После этого выдали тонкий мертвяк, “положниковое” (стандартное) одеяло, 2 простыни, подушку с наволочкой, белое нательной бельё с дурацкими неудобными завязками, чёрный костюм х/б, зелёную рубашку, ботинки на размер больше и вновь посадили на корты. Тот мужичок – “гном”, который прибыл с нами, сел рядом. Молодой сотрудник подошёл сзади меня и пытался докопаться до статьи. “Вы твари, наркоманы проклятые за всё мне ответите, убийцы детей!”, — не успев начать пинать меня или бить, он вдруг заметил и переключился на гнома: “Статья какая?!”. Гном пропищал: “132 часть 3”. Сотрудник не медлил. Со словами: “Ах ты сука — насильник, я тебя инвалидом сделаю!!! Я тебе жопу разорву!!!”, — начал пинать гнома ногами. Позже подключились и руки. Гному только и оставалось кричать и молить о пощаде, но его никто не слушал. Вот и сейчас я думаю, если бы не гном, наверное, на его месте оказался бы я, ведь по большому счёту сотруднику было без разницы кого бить — главное выместить накопленную годами злость и самоутвердится за счёт беззащитного живого материала. Спасибо Вова, что принял удар на себя тогда, хотя ты этого и не осознавал.

Через 5 минут вновь нарисовались мужчины с собаками, и мы опять побежали. Я не видел вокруг ничего, мои глаза отказывались реагировать на происходящее. Мы со свёрнутыми матрацами и вещами уже почти без сил бежали по аллее. Все зэки, которые попадались нам по пути, почему-то отворачивались и опускали лицо вниз.  Мы приближались к забору, на котором красовалась табличка “Карантинное отделение”.

Не достаточно закалить свой дух, чтобы вырасти, необходимо закалить и тело. Не достаточно быть хорошим, в определённых жизненных ситуациях нужно научиться быть плохим. Не достаточно осознавать одну сторону медали, чтобы быть целостным нужно объединить обе стороны.

<- на предыдущую главу                                  на следующую главу ->

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>