Часть II. Глава II. Суд

Глава II. Суд.

Chapter II. The Court.

Хариш - Суд

Параллельно моим глубоким духовным трансформациям, шёл процесс по нашему уголовному делу. Следователь и адвокат встречались со мной всё чаще и чаще. Я по-прежнему (а теперь в особенности) верил, что произойдёт чудо, и меня освободят в зале суда. Я настолько фанатично в это верил, что не особо предавал значения деталям расследования. В конце концов, мне предъявили обвинение по 4 эпизодам 228 статьи части 3 (производство наркотических веществ) и по статье 232 уголовного кодекса Российской Федерации — организация притона.

Мой адвокат уверял, что, не смотря на явное преувеличение, нет смысла отпираться, и необходимо полностью признать вину. “Будешь отрицать явные факты и не сознаешься — получишь лет 8-9, согласишься со всем — будет возможность применить 64 статью и назначить наказание меньше меньшего (лет 6-7)”, — адвокат приводил разумные аргументы. Для меня было очень тяжело принять подобного рода решение, но поразмыслив, решил действовать так, как было проще всего — признал вину полностью. Мои подельники последовали этому же совету, правда, Димон признал вину частично.

Суд проходил в несколько этапов в течение 5 месяцев. Усатый судья внимательно выслушивал показания свидетелей и иногда прикрывал рукой свою улыбку, особенно когда опера взахлёб рассказывали для чего мы создали лабораторию. “Так-то они нормальные парни, просто немного зарвались, денег на Гоа решили заработать”, — вещал с трибуны капитан в погонах. Хозяйка моей квартиры так вообще сказала, что до сих пор не верит, что такой добропорядочный и воспитанный молодой человек (которого она не раз ставила в пример своему сыну) мог совершить подобное злодеяние. Был у нас в деле и засекреченный свидетель, который на суд так и не явился. Моя жена Аня рассказала свою правду, как видела всю эту ситуацию она.

Кстати немного об Ане. Она бросила меня, причём практически сразу. Приехав на короткое свидание за стеклом, она выдала весь расклад (спасибо за правду!). Она живёт с другим молодым человеком, и ждать меня не собирается. Что ж, видимо я был плохим мужем. Хотя некоторые яркие моменты нашей жизни говорили об ином. Я воспринял этот удар судьбы довольно болезненно, ведь по наивности считал, что мы идеально подходили друг другу и многое вместе пережили. Тем более, меня ни разу не бросали, особенно в такой критически тяжёлой жизненной ситуации. Впрочем, наши отношения, как и любой брак — творчество обоюдное. Я решил попробовать никого не винить и найти причины в себе, и их оказалось не мало. Боль на сердце от нашего расставания закалила мой дух ещё сильнее. Стараясь простить её и себя, я отпустил наши отношения и постарался всё забыть. Дай Бог ей в новой жизни найти себя.

Предел моих душевных страданий был достигнут во время зачитывания обвинения. Из Израиля приехал мой старший брат Рома и прямо в зале суда сообщил, что после тяжёлой болезни моя любимая бабушка из Уфы скончалась. И я прекрасно понимал, что по большей части, в её смерти виноват был я сам. Она очень переживала когда я пропал и перестал выходить на связь.

Молодая прокурорша была красноречива, обвинив нас во всех смертных грехах на свете.

“10 лет Вишневскому, 10 лет Самураю и 11 лет Нестерову, за то, что признал вину частично”, — запросила она.

На “последнем слове” я попросил суд назначить нам условное наказание и простить эту ошибку. Также пытался уговорить судью вернуть системный блок, на котором находилась вся моя музыка.

На следующий день, 19 октября 2009 года, прямо в День рождения моей мамы, нам был объявлен приговор.  “Именем Российской Федерации…”, — мы простояли почти час, пока судья зачитывал длиннющий рассказ о наших деяниях. Я молился Богу, чтобы Он спас нас от наказания. Телевиденье. Вспышки фотокамер. “В виду тяжести содеянного преступления, суд считает, что наказание должно быть реальным и приговаривает Вишневского и его подельников к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима, а также суд считает необходимым назначить каждому штраф в размере 50 000 рублей в пользу государства. Всё оборудование и улики уничтожить, системный блок вернуть владельцу”,- судья вынес свой вердикт.

Я был сильно расстроен таким положением дел, хотя вида не подал. Мы с пацанами подсчитали срок возможного условно-досрочного освобождения. Получилось, что как раз где-то в районе декабря 2012 года появится возможность падать документы.

Приехав из зала суда, я рассказал народу в хате о своём приговоре.  Никто из присутствующих не поверил такому исходу моего дела. Они посчитали 6 лет чудом, при том, что нас трое, и я никого не подвёз (не сдал). Я же был расстроен в душе, по-прежнему отрицая необходимость с храбрым сердцем пройти по этому отрезку Пути до конца. Я закрылся от всех, продолжая не слушать никаких разговоров о жести, происходившей в зонах России. По ящику раскручивали дело какого-то начальника Челябинского Управления ФСИН, который закрыл глаза на убийство нескольких осуждённых. Зэки говорили, что это именно он сломал лагеря в 2004 году и считался ужасным извергом. А мне было абсолютно пофиг, даже когда пришёл “билет” (справка на этапирование) на “шестёрку” (исправительная колония №6) в Копейске.

Меня впереди ждал реальный срок. Я не строил планы и настраивал себя быть готовым к чему угодно. Но то, что произошло со мной в дальнейшем, я не наблюдал даже в самых остросюжетных голливудских фильмах. …………………………………………………………………………………………………………………….

Некоторые вещи мы можем понять лишь спустя время. То, что кажется ядом, по пришествию многих лет может оказаться лекарством. Лучше всего воспринимать любой исход событий, как идущий тебе на руку. Каждое испытание даёт нам возможность подняться на следующий уровень Игры. И не существует тех испытаний, которые бы мы не выдержали.   

<- на предыдущую главу                                  на следующую главу ->

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>