ЧАСТЬ I. Новая Жизнь. Глава I. Последнее испытание

ЧАСТЬ I. Новая Жизнь.

PART I. The New Life.

 

Глава I. Последнее испытание.

Chapter I. The Final Test.

            27 марта 2013 г. ФКУ ИК-6, г. Копейск, Челябинская область

 - Здравствуйте, осужденный Вишневский Денис Витальевич, 1984 года рождения на судебное заседание по вопросу условно-досрочного освобождения прибыл…..

На меня явно никто не смотрит. Судья, восседающий за столом замполита, пытается что-то объяснить розовощёкому прокурору в синей форме. Передав папку с бумагами секретарю, судья наконец обратил на меня внимание.

- Здравствуйте, Уважаемый Суд! Осужденный Вишневский Денис Витальевич, 1984 года рождения на судебное заседание по вопросу условно-досрочного освобождения прибыл!

- Так, понятно. Значит, начинаем судебное заседание в присутствии судьи Каштанова, прокурора Наумова, секретаря Галиничевой………………………………………………………………..

Так в жизни я ещё не “гнал”. Целый месяц с момента ознакомления о назначенном судебном заседании я не мог найти себе места. Те, кто заявляют, что им пофигу на УДО –нагло обманывают себя и других. Правда в том, что когда подходит возможности сорваться отсюда, всё остальное теряет смысл. Вроде бы занимаешься теми же вещами, делаешь вид, но всё бесполезно. Вот он твой шанс, которого ждал все эти годы.  И несмотря на то, что я чудом сумел не допустить ни одного нарушения (Слава Господу, в ШИЗО не гостил), имел 28 поощрений и отличные казалось бы отношения с администрацией я всё равно дико переживал. Я просто уже не мог здесь находиться. Сколько ещё мне страдать? Неужели я заслужил такое? Что бы плохого я не сделал в жизни…. СТОП. Во всём есть смысл. Это испытание. Господь видит мои мысли и сомнения. Я должен быть сильным. Правда говорят: “Тяжело вначале, и в конце”.

На самом деле, “гнать” было из-за чего. После бунта в колонии стали происходить странные вещи: осужденных перестали отпускать по УДО. Если раньше за один суд уходило по 15-20 человек, то сейчас 3-4 это уже выше нормы. Причём конкретных объяснений никто не давал. На суде вспоминалось всё: устный выговор 5 лет назад, непогашенный иск, алименты и т.д. У осужденных, конечно, было своё виденье данного вопроса. Многие поговаривали, что дело в самом бунте и всех, кто так или иначе был замечен в толпе протестующих – на суде просто “швыряли”. Не знаю насколько это являлось правдой, но двумя днями раньше на суд ходил мой подельник Димон. Ему ничего не помогло – ни поощрения, ни выплаченный иск. Мол – большой остаточный срок. Жаль… мы мечтали вместе освободиться. У меня ситуация была другой. Можно сказать, что я был идеальным осужденным. Куча поощрений, участие в конкурсах, хорошие отзывы администрации. Но что толку? Вот она толпа стоит возле кабинета замполита. Уже семеро по очереди зашли и лишь один “прошёл” – мой товарищ с ВНС Соломон. И как назло заходят по алфавиту – а я в самом конце. Уже стёр себе все ноги, со скоростью перемещаясь по телецентру взад – вперёд. Неужели меня швырнут? Для чего я всё это время ходил по лезвию бритвы, чтобы вот сейчас быть абсолютно чистым? А вдруг прокурор будет против? Ведь даже если судья отпустит, прокурор в течение десяти дней может написать протест (сколько таких случаев, вплоть до того, что вручали за час до освобождения, вы представляете какого это, когда человеку уже в вольной одежде говорят, чтобы он переодевался обратно в робу?!). Почему так всё долго?! Очередь еле тянется…. Господи, Создатель, Любимый я уже не могу больше сам…. Я уже всё сделал, что от меня зависело. Я не знаю, что мне еще сделать? Только одно осталось… Я вручаю себя в твои руки. Только Ты можешь решить отпустить меня или нет…  Пусть свершиться Воля Твоя. Я смиренно приму любой результат как решение Твоё, идущее мне на благо. Будь что будет.

- Вам требуется защитник?

- Нет.

- Это связанно с Вашим материальным положением?

- Нет. Я верю всем сердцем, что адвокат мне не потребуется.

- Хорошо. Слушается мнение сторон. Представитель администрации – пожалуйста.

- Начальник отряда Скворцов. Осужденный Вишневский зарекомендовал себя с хорошей стороны. Имеет множество поощрений, нарушений установленного порядка отбывания наказания не допускал.

- Вопросы прокурора?

- Да, Ваша Честь, у меня есть вопрос.

Я повернулся в сторону прокурора и собрал всю волю в кулак, ожидая чего угодно.

- Вот Вы, Вишневский, сейчас стоите здесь такой весь правильный, хороший. А почему вы тогда 4 года назад героин делали и людей травили?

Насчёт героина это он загнул, но я даже в мыслях не посмел его поправить.

- Я не осознавал личную ответственность перед собой и близкими людьми. За время отбывания наказания ушли из жизни мой отец и бабушка. Частично я виноват в их смерти.

- А как же быть с душами людей, которых вы травили?

- Я ничего сейчас уже сделать не могу. Осталось лишь молиться за них.

- Понятно. Работать где будете?

- У моего дяди в Челябинске есть фирма. Устроюсь у него рекламщиком пока (“правильным” людям нужно говорить “правильные” вещи). Ну а вообще фильмы хочу снимать.

Судья вмешался в наш диалог.

- Вот эта — правильная мысль. Что у Вас в руках, дайте посмотреть. Та самая грамота, о которой вы упоминали в ходатайстве об УДО? Участие во Всероссийском кинофестивале “Надежда” г. Санкт-Петербург, достойно…… Ещё есть вопросы?

- Никак нет, Ваша Честь.

- Осужденный, Вы поддерживаете Ваше ходатайство?

- Да.

- Мнение прокурора.

- Можно коротко, Ваша Честь………. НЕ ВОЗРАЖАЮ.

- Суд удаляется для вынесения решения.

Вот он — момент истины. Цвет моего лица плавно перетёк из красного в бордовый. Сердце забилось как сумасшедшее.

- Именем Российской Федерации…

Волосы встали дыбом.

- Ходатайство об условно-досрочном освобождении осужденного Вишневского Дениса Витальевича…..

Был бы я лет на двадцать старше, у меня, наверное, случился бы инфаркт миокарда.

-УДОВЛЕТВОРИТЬ. Считать не отбытой частью наказания 1 год 10 месяцев. Вам понятен приговор суда?

- Да.

- Можете обжаловать его в течение 10 дней.

Какой интересно идиот будет обжаловать свой билет домой.

- И ещё.

Судья посмотрел мне в глаза.

- У Вас сейчас есть реальный шанс начать жизнь заново. Если Вы используете всю вашу энергию и направите её в правильное русло, станете делать хорошие дела, всё у Вас будет отлично. Надеюсь, однажды, мы сможем увидеть у себя на полке в коллекции Ваше кино. Всего доброго!

- Спасибо за доверие!!! До свидания!!!

Когда я подписывал социальный пакет освобождающегося, руки тряслись и отказывались слушаться. Я свободен. Неужели всё кончено??? А вдруг прокурор напишет протест? Не должен, ведь сказал же, что не против. А вдруг они узнают о книге и попросят прокурора написать протест??? Что ж, решил идти до конца, значит так и будет.

Десять дней оказались непосильно тяжёлыми. Казалось бы всё – отдыхай и радуйся. Однако мне было особо не до праздника. Нужно было сделать всё необходимое, чтобы оставить колонию с чистой совестью и спокойной душой. Я раздал почти все вещи товарищам, попрощался со всеми коллегами по работе, у многих попросил прощения. Больше меня ничто здесь не держит. Впрочем…

Расставаться было больно с тремя людьми. Серёга Кудрявцев, Олег Локтионов и, конечно, мой Махадэв – Димон, который на прощание подарил мне барабан, сделанный вручную.

Мне устроили шикарные проводы, “накрыли поляну” по-человечески. Собрался круг самых близких друзей, а позже мы с Димоном спустились ко мне на отряд и разговаривали всю ночь о планах на будущее. Ведь, по сути, прошло почти 5 лет, а мечты остались в сердце незатронутыми. Мы договорились продолжить наше духовное путешествие вместе и похлопали друг друга по плечу. Димон дал мне несколько дельных советов в напутствие, записал на листочек специальную мантру и озвучил довольно простую технику, которая заключалась в том, чтобы убрать из мыслей и речи приставку “не”. Я решил начать читать мантру и работать с техникой сразу после освобождения.

Для того, чтобы вынести из учреждения барабан, подаренный Димон пришлось зайти практически во все кабинеты, даже к начальнику, но результата не было.  Казалось, барабан не хочет покидать стен колонии или же (как мне показалось), он явился олицетворением всего испытания, пройденного здесь. Мне просто необходимо было довести начатое до конца.

И тогда, в день освобождения, с утра я попал в кабинет нового заместителя начальника по БиОР и лично попросил его о разрешении. Бросив небрежный взгляд на непонятную штуковину с рисунком радиации на мембране и изображениями арийских символов и молитв, он повертел барабан в руках и отдал его мне. Победа! Домой!!!! Казалось, ничто уже не остановит меня!

В 11 утра нас троих собрали в помещении дежурки (ровно столько прошли суд, я был третьим). Поставив подписи в документах, мы готовы были пройти досмотр и выдвинуться в сторону шлюза. Всё, мы пошли. Что-то ёкнуло внутри в районе сердца.

- Подождите!

Помощник оперативного дежурного на пульту, договорив по телефону, махнул рукой в нашу сторону. Все идут домой – Вишневский, срочно в опер отдел.

- Вы издеваетесь? Зачем?!

Мурашки побежали по коже. Что им ещё нужно? По любому из-за книги. Кто-то сдал. Соберись, будь мужиком. Всё будет нормально, ты уже свободный человек.

- Говорят, уже завели какую-то девушку.

Какую ещё девушку? О чём он говорит?!

Толпа бывших зэков во главе со мной выдвинулась в сторону шлюза. Все пошли на выход, мы с сотрудником свернули в штаб и поднялись на третий этаж. Я резко открыл дверь оперативников, держа в одной руке барабан.

- Здравствуйте.

В кабинете находились ВСЕ опера, включая их начальника – Пронина. Он обратился ко мне с издёвкой в голосе.

- Ну что, попался, Вишневский. А ведь почти домой ушёл. Хрен тебе, а не дом!

Энергия непонятного происхождения заполнила всё моё существо внутри. Ну уж нет. Я иду домой и точка.

- Что от меня нужно?

В этот момент я заметил некую мадам бальзаковского возраста грозно восседающую за столом оперативников.

- Здравствуйте. Мне нужны ваши показания. Это правда, что такого-то числа, находясь в спортзале колонии Вы видели как на осужденного такого-то упала штанга?

Какая мать их штанга?! Я немного успокоился, собрался силами и сделал вид, что нахожусь в состоянии полного внутреннего равновесия.

- Ну, было такое. Но я особо ничего не видел, только слышал, что упала штанга.

- Рядом был кто-нибудь?

- Не помню.

- Ничего добавить не хотите?

- Нет.

- У меня всё.

Я направился по направлению к выходу.

- Вишневский, стой! Так ты чё, освобождаешься?!! Ну как иди сюда.

Молодой опер, практически с силой направил меня в пустой кабинет и закрыл дверь.

- Слышь, Вишневский, давай расскажи что-нибудь интересное. Тебе ведь по фигу сейчас уже. Чё видел, чё знаешь, у кого “лейки” (сотовые) есть, чё на отряде происходит?

Всё понятно, только в одном ты сильно ошибся. Мне не по фигу. Нет вам веры. Я не предатель.

- Да фиг его знает, ходят там, в отряде, на своём нерусском ГЫР-ГЫР-ГЫР — ответил я на “балдежках”.

- Чё пиздишь, по любому такой человек как ты знает много всего интересного. У кого запреты на работе были?

- Да не знаю я.

- Чё ваще ничё не видел?!

- Нет. Ладно, давай, мне домой надо, счастливо.

- Ну, ладно, давай, иди, Вишневский.

Я решительно распахнул дверь ненавистного кабинета и быстрым шагом направился вместе с сотрудником к шлюзу. Ребята как раз были возле выхода. Я назвал свои данные и махом “по-зелёной” прошёл по длинному коридору шлюза. Впереди за решёткой сиял яркий солнечный свет. Первый шаг. Я на свободе. Зашли в здание вольного штаба, расписались, получили деньги, которые я оставил ещё со времён маминой свиданки. Вышли на улицу. Серёга, друг детства с видеокамерой бежит на встречу. Братан!!!!! Дружище!!!!!! Братик, ЗДОРОВО!!!! Мы постояли немного около машины, закурили по сигарете (сегодня можно) и я долго не мог оторваться от вида колонии снаружи. Мы сели в машину. Сегодня лучший день в моей жизни. Я родился заново.

Тот молодой опер, что меня десять минут назад допрашивал, вышел на лицу и стал маячить “без палева” в стороне от нас, разговаривая с кем-то по сотовому. Похоже, пробивает номер нашей машины.

Я затушил сигарету.

- Ладно, Друг. Поехали на хрен отсюда.

Двигатель автомобиля взревел как сумасшедший, увозя двое лучших друзей детства вдаль к новой жизни. Если бы я только знал, что произойдёт дальше. Такого подарка от Господа за успешно пройденное испытание я и в самых сокровенных мечтах вообразить не мог.

Рост – это всегда испытание, всегда урок. Пройдя через подобный опыт, становишься совершенно другим человеком. Но для чего? Чтобы не бояться. Единственное препятствие, стоящее между тобой и счастьем – это страх. Стоит сделать всего один шаг в пропасть, в неизвестное — и ты уже никогда не будешь прежним. Ты умер. И как Феникс, восставший их пепла, ты воскрес и получил новое рождение.

<- на предыдущую главу                                  на следующую главу ->

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>