Глава VIII. Тюрьма

Глава VIII. Тюрьма.

Chapter VIII. The Prison.

Хариш - Тюрьма 2

 Ночь. Этапирование в тюрьму. Также по одному выводят из автозака, строят вдоль стены, говорят смотреть прямо под ноги и молчать. У стены всего человек 20.

- Махадев, ты как сам, Брат? — прошептал Димон, стоящий рядом.

- Да х.. знает.

- Это время для прокачки, крепись.

Шмон. По трое раздеваются догола перед двумя сотрудниками с дубинками. Руками прикрывают половой член. Заставляют присесть. Затем сотрудники проводят металлоискателем по всему телу, включая промежность. Выворачивают все пакеты, сумки, кидают всё на грязные пол, издевательски смеются над подозреваемыми. Доходит очередь до Сэма. Начинают грубить в его адрес, смеяться над его серьгами и перстнями, а также причёской.

- Ты чё как баба наряжен?

- Я йогой занимаюсь.

- Лучше бы ты чем-нибудь мужским занялся, ты хоть бабу свою еб… по ночам?

- Так у него и бабы то нет, наверное. Сосёт сам у себя, йог х..ев.

Оба ржут как кони. Сэм молчит, не поддается на провокацию.

После обыска зачитывают фамилии, кто с кем и в какую камеру идёт. Вишневский, Петров — 29-ая. Заводят вдвоём в камеру 2х1 метра. Изогнутая железная раковина, мелкой струйкой течёт вода, очко, полусломанная скамейка, под ней здоровая крыса. Полумрак. Тишина. Лишь вдали слышны звуки открывающихся и закрывающихся засовов дверей. Спать негде, даже одному человеку. Петров падает на корты и пытается заснуть. Его одолевает героиновая ломка. У него разбит нос.

- Не гони — это привратка, скоро в хату поднимут.

Денис садится на корточки, смотрит на лампочку и с грустью в глазах закрывает их. Занять более-менее удобную позу для сна просто не возможно, всё затекает и болит. Проходит около 4 часов, но Денис потерялся во времени, ему кажется, что прошёл день или больше. Открывается дверь, сокамерники подскакивают. Их выводят на продол, ведут вдоль тюремных коридоров, решёток и лестниц, берут на складе простыню и подушку, железную кружку, тарелку и ложку, говорят, что матрацев пока нет, позже принесут. Идут дальше, наконец, Денису велят остановиться около камеры №208.

Рыжий сотрудник, похожий на персонажа ковбойских вестернов заикаясь, сообщает:

- Кккк-ороче так-то тебя в ка-ка-рантин надо на 2 недели, но мест не-не-нет, поедешь сразу в хату. Будут еба-а-а-ашить тебя, кричи.

Денис нервничает, глаза бегают, не знает чего ожидать, боится.

Рыжий открывает кормяк (окно в железной двери), смотрит, что никто не стоит прямо за ней, затем отпирает замок, открывает дверь, за ней другая — решёточная, открывает её тоже, видит приспособление из верёвки и сумочки пришитой к ней (“конь”, используется для пересылки записок в другие камеры), вырывает его и выкидывает на продол . Денис с вещами заходит в камеру. Дверь закрывается. В камере 5 человек, почти все лысые, лица уголовные, недовольные.

- Здорово, пацаны.

Лысый зэк делает шаг вперёд:

- Здорово, меня Лёха зовут. Хата людская, живём общаком. Тебя как зовут?

- Меня Денис зовут — складывает вещи на свободное место на втором ярусе шконки при входе.

- Ты священник (обращает внимание на бороду Дениса)?

- Да нет, я ди-джей.

- С прошлым то у тебя всё нормально, ди-джей?

- В смысле? Да чё нормального, арестовали, в тюрьму посадили.

- Да это понятно. Никому ничего гадского не делал? Гомиком не был? У тёлок не отлизывал?

Денис в смущении:

- Да вроде нет.

- Гром есть?

- Что?

- Кличут как тебя?

- Ди-джей Liquid Bass (Ликвид Бэйс).

- Ну, короче “ди-джей” будешь. Давай, располагайся, чифира сварим, познакомимся.Умеешь чифир варить? Я научу тебя. Смотри. Это “кругаль” (железная кружка), засыпаешь мелкий лист, завариваешь. Здесь в тюрьме свои обозначения. Например, тарелка — это “шлемарь”, “шлёмка”.

Денис совершенно не проявляет никакого интереса.

- ЭЭЭ Ди-джей проснись, ты чё, всё забудь, ты в тюрьме, надо жить сейчашним, не гони дуру.

- Пацаны, я устал пи…, надо спать.

Берёт куртку, кладёт вместо матраца, с трудом залезает в одежде, отворачивается к стене, тяжело вздыхает, засыпает.

Резко просыпается от запаха ужасной гари. Это сокамерники над ним подшутили, подожгли прямо под его шконкой туалетную бумагу и испачкали вещи красной гелевой ручкой.

“Утро. Где я? О Боже, в тюрьме. Вставать нет смысла. Все тело болит от сна на почти голой решётке. Хочется уснуть вечным сном и забыться, убежать от реальности, хочется умереть. Всё кончено, я проиграл и всё испортил. Я всех подвёл. Меня посадили, пацанов закрыли из-за меня”.

Ди-джея преследует жуткое чувство изоляции и погружения в бездну отчуждения. В первый раз в жизни он на грани самоубийства.

- Ди-джей просыпайся, ты “бандеришь” уже часов тринадцать. Давай, вставай, “дороге” тебя учить будем – Лёха настаивает.

Денис молчит, не реагирует на его слова, продолжает лежать с открытыми глазами в глубочайшей депрессии и в своих внутренних переживаниях.

- Э, слышь, ты чё игнорируешь меня что ли?

Денис молчит, не придаёт никакого значения.

- Ты чё перепутал? Ты знаешь, кого в тюрьме игнорируют? Пид…ов! Ты чё считаешь меня за пи….а? Да я сам скорее тебя таким сделаю, а ну вставай со шконаря, бери станок, брей жопу!!!

Все в хате подрываются со шконок. Денис привстаёт, смотрит испуганными глазами на Лёху.

- Да всё, понял я, извини, мне просто очень плохо.

Лёха немного поуспокоившись:

- Я же сказал тебе — забудь всё что было, так легче будет, начни жить этой жизнью. Ты здесь, они на воле. Тебе никто в тюрьме не поможет кроме тебя самого.

Денис отворачивается и заставляет себя снова заснуть.

Утро следующего дня. Открывается “бронь” (железная дверь), заходит толстый парень лет 25, здоровается, представляется Антоном, сбрасывает “мертвяк” (матрац) и, не говоря больше ни слова, со всей силы бьёт по лицу одного из сокамерников по имени Вася.

- Тварь! Сука! Подвозила!!! Получать с тебя приехал! Ты мне сучка за всё ответишь.

Продолжает дубасить его руками со всей силой. Вася визжит как резанный, просит перестать его бить. Денис делает вид, что спит, не двигается. Леха знакомит Антона с пацанами.

- Меня Лёхой зовут. Сам “плановой”, за махорку заехал. Это Белорус, недавно с малолетки поднялся. Это Женя, его с пятаком гречки приняли, Васю ты сам знаешь.

- А это чё за тело там лежит? — Антон показывает на Дениса.

- Да так ди-джей какой-то.

- Них.. уже ди-джеев стали сажать. Ладно, понятно. Включите хоть телек посмотреть.

По ТВ идёт передача о криминальных новостях. Показывают сюжет про ООО “Самовар”. “Ночью они выступали в лучших ночных клубах города, а днём подпольно производили амфетамин”, — губастый ведущий с вытаращенными глазами вещал подробности уголовного дела. Пацаны видят задержание Дениса и его друзей, все в шоке.

- Ни… Ди-джей, чё молчал, что по такой серьёзной делюге заехал?

- Ну и на сколько угрелись, как сам думаешь? — поинтересовался Антон.

- Я рассчитываю на условный срок.

- Чё ты гонишь, что ли. У тебя два два восемь , третья часть голимая. Статья от 8 до 20. Лет 12 выхватишь полюбас. Вон у Белоруса спроси.

Белорус (молодой дерзкий пацан лет 18):

- Я вот с малолетки поднялся в хату, там мужичёк был, ну нормальный такой, скромный, на заводе работал. Помог другу — 3 грамма героина дал своих — так ему 9 лет насыпали со слов дружка, ни контрольной закупки, ни денег, ни смывок нет. А у тебя, Ди-джей, ещё 2 подельника, это считай организованная преступная группа, сами варили и порошка у вас сколько?

- По делу 74 грамма фена и 5 грамм Доба.

- Я не знаю чё это за Доб такой, но скажу тебе так: прокурор запросит пятнадцать, дадут двенажку-тринажку. Так что особо не гони, смирись и настрой себя на худшее.

- Так наоборот нужно на лучшее себя настраивать, о хорошем думать и всё наладится.

- Это ты где, в книжках своих умных прочитал (показывает пальцем на книги Дениса). Ди-джей, настраивать себя нужно на худшее, а то будешь думать о хорошем, тебе как пятнажку строгого вьеб…, так потом расстраиваться будешь, а так себя не обманываешь, готовишься к худшему.

- Так в этом и суть: ты настраиваешься на худшее — всё так и получается, а если воспринимаешь так, что всё идёт к лучшему, оно таким и оборачивается потом.

- Ди-джей, извини, конечно, но ты такую х… несёшь………………………………………………

 

Вот так я в 24 года прочувствовал на себе, что такое современная российская тюрьма.

Подъем в 6:00 утра, начинают греметь баландёры — разносчики еды. С утра меню не очень. Впрочем, она всегда в тюрьме не очень. Кислая капуста, суп, в котором вместо мяса плавают куски сои (их в тюрьме называют “ластиками”), ну и конечно каши типа сечки. Вареная картошка считается практически деликатесом, ну а если дают пареную селёдку, считай праздник. 6 человек в хате — 6 порций сахара и 6 паек хлеба.

Далее по распорядку утренняя проверка, в камеру заходят сотрудники. Заключённые называют их мусорами, хотя по сути — это сотрудники Федеральной службы исполнения наказания.  Один человек с камеры  выносит корзину и вытряхивает сор в большой мешок, с которым ходит “обиженный”. Так на тюрьме называют отдельный ряд заключённых, которых унизили, опустили, и которые живут отдельно от всех. Их не подпускают к “кормяку” получать еду и к общаку кушать со всеми. Они живут в “углу”, либо работают в хоз. обслуге. У них нельзя брать еду или сигареты, иначе “замастишься” и станешь таким же. Бывают “дырявые” (обиженные) пассивные и активные. Последние — являются  гомосексуалистами, занимающиеся оральным и анальным сексом за сладкое, чай и сигареты.

Далее сотрудники (обычно двое) бегло осматривают помещение, считают количество людей в камере, а один из заключённых (дежурный)  делает доклад по форме: “Здравствуйте гражданин начальник, в камере два ноль восемь 6 человек”. Дежурные меняются каждый день по очереди, сегодня я, завтра Лёха и так далее. Перед проверкой с утра требуется заправить шконку, иначе можно закуситься с обходчиками и даже получить выговор, а если начнёшь бронить, можешь и в “кичу” (изолятор) уехать на неделю. Многие заключённые относились к этому пофигистично, а то и выпрыгивали друг перед другом, чтобы выхватить нарушение, но мало кто знал, что каждое нарушение фиксировалось в личном деле и вспоминалось потом через много лет на суде об условно-досрочном освобождении. Кстати нарушение “лепили” и в случае обнаружения запрещённых предметов в камере — сотовых телефонов, напильников, шприцев, наркотиков, “браги” (тюремный самогон из хлебных дрожжей), и если никто на себя ответственность не брал, страдал дежурный по камере.

Была у нас и своя “дорога” (в тюрьме это считается “святым”), благородя которой мы могли дотянуться до своих подельников и знакомых. Все хаты были связаны “по воздуху” через окна, либо через вентиляционные решётки или “по мокрой” — с помощью канализационных труб. Существовали приспособления для того, чтобы “славливаться” между хатами, а также специальный способ создания так называемых “эмок” — коротких (и не очень) записок, которые после написания “мазловались” — оборачивались полиэтиленом и буквально запаивались огнём при помощи тюремной свечки (тюбик из зубной пасты) во избежание проникновения влаги на бумагу.

Зэки славливались при помощи “ружья” и “удочки”, сделанных из бумаги и “клестера” (самодельного клея из хлеба). К “пуле” (спрессованный мякиш хлеба) привязывалась “контролька”  (нитка). Одна хата выставляла длинную удочку из окна, вторая целилась из ружья и выдувала пулю. На том конце её ловили, привязывали к нитке “коня” (верёвку, сплетённую из шерстяных ниток либо расплетённых нитей мочалок). Затем пришивали к коню “лодочку” (сумочка с застёжкой), в которую клали эмки. Заключенный, стоящий на дороге стучал в стену или пол (в зависимости от того с кем есть дорога). 2 раза — тянуть коня. 3 раза — подтянуть на разговор.

Существовала на тюрьме и своя “движуха”. Я много раз слышал о мутном типе в очках (кажется, его звали  Ваня), который предлагал заключённым “затянуть” в хату героин, план, сотовый телефон. Он двигался напрямую с оперативником, для которого не составляло никакого труда занести в тюрьму что угодно. Любые капризы за Ваши деньги. Может быть, Вам надоело сидеть в тесной камере на 20 человек, в которой по факту находится 30 заключённых? Пожалуйста, платите денежку и Вас переведут на “спецы”, будете сидеть вдвоём. Нужен телевизор, DVD, ноутбук, игровая приставка, холодильник, плита? Хотите погулять по камерам, пригласить на свидание девушку, затянуть в тюрьму друзей? Не вопрос. Деньги здесь решают всё. Правда, есть одно “но”. Движуха частенько обрывается, сотрудников “палят” и увольняют, а на их место приходят другие люди, с немного другой политикой, интересами и аппетитами. За десять месяцев проведённых в тюрьме, при мне состав оперативного отдела менялся несколько раз, последним пришёл опер с говорящей фамилией Дураков. Он ходил с обходом по хатам и всех уверял, что взяток брать не будет, и зарплата в 10 тысяч рублей его вполне устраивает. Что ж, вполне вероятно так всё и было, лично мне он ничего плохого не делал и вербовать не пытался, чего не скажешь о других осуждённых. Некоторые готовы были мать родную продать, лишь бы заработать бонусы. Я слышал, что бывали случаи, когда заключённых вызывали якобы на “слежку” (следственное мероприятие) или в “МСЧ” (медсанчасть), а самих вели прямиком в опер. отдел. Там любили зэков, треплющих языком за себя и других. В этом плане я должен отдать тюрьме должное — она научила меня чаще держать язык за зубами и поменьше болтать лишнего. Говори коротко и по сути, а если ничего сказать — молчи. Знай при ком что можно и нельзя говорить. И главное никому не верь. Почти в любом коллективе заключённых найдётся “сука”, который слушает твои разговоры и потом сливает всё операм.

Вообще в современной тюрьме народ сидит совершенно разношёрстный. В основном это молодёжь, заехавшая в первый раз за кражу, грабежи или наркоту. Убийц и наркоманов содержат в отдельных хатах. “Первоходов” (кто сидит в первый раз) и “заходников” (кто заезжает, бывает, и в десятый раз в своей жизни) также разделяют по разным камерам. Надо сказать, что моё вольное стереотипное представление о том, что в тюрьме обитают только негодяи и убийцы было в корне ошибочным.  Часть заключённых были вполне порядочными людьми, многие сидели ”не за своё”. Более того, мне приходилось пересекаться с бухгалтерами, бизнесменами и даже депутатами.

Я вёл себя довольно скромно, полюбил читать книги, старался не общаться на неинтересные мне тюремные темы, которые были выдуманы порой на ходу самими осуждёнными, и не “играть в тюрьму”, как это делало большинство арестантов. Меня сильно пугали зоной. Поговаривали, что там бьют, издеваются, “СДИПовцы” лютуют. Так называли осуждённых, работающих на администрацию в секции “дисциплины и порядка”. Их ненавидели все. Они “заматывали” других зэков и даже сотрудников, записывали их передвижения и “кривые дела”, а потом сдавали “с потрохами” администрации.

Я старался никого не слушать и жил в своём мире. В письмах Ане я попросил загнать кое-какие вещи, книги, чай и сахар. Она ответила письмом и вскоре всё передала. Какого же было моё удивление,  когда среди трусов и носков я обнаружил мешочек с 40 сахарными кубиками, которые мы с Сэмом прокапали DOBом. Немного подумав, я решил рассказать обо всём пацанам и предложил трипануть вместе.

Всё это безумно тяжелое время я чувствовал, как будто что-то во мне умирает: части собственной личности, старые привычки и прошлое. Меня переполняли чувство страха, одиночества и изоляции. Такое ощущение, что я сам вот-вот умру. Было очень грустно, тоскливо и обидно, что я так и не успел ничего сделать в своей жизни путного. Как будто всё закончено, но в то же время что-то вот-вот начнётся совершенно новое, ошеломляющее. А ведь так и случилось.

Денис сидит на “пальме” (втором ярусе) читает “Китайские Стратагемы”. Остальные заключённые бурно обсуждают что-то за общаком, режут “мойкой” (лезвием от одноразового станка) сыр, колбасу, заваривают лапшу в железной тарелке. Один из зэков обращает внимание на Дениса и заставляет его в очередной раз отвлечься от книги, что-то ему “лечит” за зону. Ди-джей кивает головой, но видно, что пропускает всё мимо ушей. Он пишет письмо Ане, отправляет его через сотрудника.

Открывается кормяк, называют фамилию Вишневский. Денис слезает с пальмы, расписывается в списке вещей и продуктов: 2 пары носков, 2 пары трусов, 2 книги, палка колбасного сыра, мелколистовой чай и мешочек с 40 кубиками сахара.

Ди-джей собирает вокруг себя пацанов, рассказывает о том, что такое психоделики, и как может проходить трип. Они взволнованы, Дэн пытается объяснить важные моменты, предлагает всем прилечь, но его никто не слушает, торопят поскорее съесть сахар.

Денис подходит к зеркалу, видит, что его футболка испачкана красной гелевой ручкой. Отчётливо видно цифру 3. Он с удивлением смотрит на это, открывает мешочек, даёт всем по 2 сахара, сам ест 3.

Бывают жизненные ситуации, которые “встряхивают” тебя, заставляют поменять некоторые привычки и забыть старое. Происходит это, зачастую, очень болезненно, ведь мы цепляемся за старые убеждения и свой комфортный мирок. Но именно такие встряски и дают возможность что-то кардинально изменить в жизни. Это шанс для твоего роста.

Это Путь Силы.

<- на предыдущую главу                                  на следующую главу ->

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>